Я принимаю условия

  1. Главная
  2.   /  
  3. Статьи
  4.   /  
  5. «ОЧАГОВЫЙ ТИРЕОИДНЫЙ ПОЖАР» НА ЦВЕТНОЙ ДОППЛЕРОГРАФИИ: СПЕЦИФИЧЕСКАЯ...

«ОЧАГОВЫЙ ТИРЕОИДНЫЙ ПОЖАР» НА ЦВЕТНОЙ ДОППЛЕРОГРАФИИ: СПЕЦИФИЧЕСКАЯ ОСОБЕННОСТЬ ОЧАГОВОГО ТИРЕОИДИТА ХАШИМОТО

2017-04-20

АВТОРЫ: Xianshui Fu (a), Limei Guo (b), Huabin Zhang (a), Weiqiang Ran (a), Peng Fu (a), Zhiqiang Li (a), Wen Chen (a), Ling Jiang (a), Jinrui Wang (a), Jianwen Jia (a).

a: Отделение ультразвуковых исследований, третья больница Пекинского университета, Пекин, Китай

b: Отделение патологии, третья больница Пекинского университета, Пекин, Китай

Ключевые слова: Тиреоидит Хашимото, допплерография, узлы щитовидной железы

 

Резюме

Цель: оценить специфические характеристики цветной допплерографии, прогнозирующие очаговый тиреоидит Хашимото.

Материалы и методы: всего в исследование был включен 521 пациент с 561 узлом щитовидной железы, которые подверглись хирургическим вмешательствам или биопсии. Эти узлы были разделены на три группы: очаговый тиреоидит Хашимото (104 узла у 101 пациента), доброкачественные процессы, отличные от фокального тиреоидита Хашимото (73 узла у 70 пациентов) и злокачественные узлы (358 узлов у 350 пациентов). На цветной допплерографии было определено четыре типа васкуляризации: гиповаскулярность, выраженный внутренний поток, выраженный периферический поток и фокальный тиреоидный «пожар». Хi2 проводился для поиска потенциального типа васкуляризации, который был бы способен прогнозировать определенную патологию щитовидной железы. Кроме того, были изучены также особенности каждого узла в оттенках серого.

Результаты: тип сосудистого рисунка I (гиповаскулярность) чаще наблюдался при очаговом тиреоидите Хашимото, чем в других доброкачественных и злокачественных новообразованиях (46% против 20,5% и 19%). В то время как тип II (выраженный внутренний поток) показал противоположную тенденцию (26,9%). Однако, тип III (выраженный периферический поток) не мог прогнозировать какую-либо патологию щитовидной железы. Важно отметить, что тип IV (фокальный тиреоидный «пожар») был исключительно очаговым тиреоидитом Хашимото. Все 8 узлов IV типа оказались твердыми, гипоэхогенными и четко ограниченными. Используя «фокальный тиреоидный пожар» как показатель очагового тиреоидита Хашимото, диагностическая чувствительность и специфичность были 7,7% и 100%, соответственно.

Выводы: тип сосудистого поражения «фокальный тиреоидный пожар» специфичен для очагового тиреоидита Хашимото. Распознавание этой особенности поможет избежать ненужных интервенционных процедур для некоторых твердых гипоэхогенных, подозрительных на злокачественную опухоль, узловых образований щитовидной железы.

Введение

Широкое применение ультразвуковых исследований (УЗИ) высокого разрешения привело к появлению огромного количества узловых образований щитовидной железы, которые выявляются у всего населения. В большинстве случаев узлы являются доброкачественными и часто одиночными, клинически асимтоматическими и безобидными. Основываясь на литературе, лишь небольшая часть (4-16%) обнаруженных узловых образований щитовидной железы злокачественная. Многие ультразвуковые исследования были сосредоточены на критериях дискриминации злокачественных новообразований от доброкачественных с помощью ультразвукового исследования, как в оттенках серого, так и цветной допплерографии. Однако, результаты предыдущих исследований были настолько вариабельными, что ни индивидуальная шкала в оттенках серого, ни цветная допплерография не отличались высокой чувствительностью и специфичностью в выявлении злокачественных новообразований. Это может быть частично связано с обширным наложением ультразвуковой картины между доброкачественными и злокачественными узлами щитовидной железы.

В нескольких исследованиях сообщалось об особой форме тиреоидита Хашимото (Hashimoto’s thyroiditis – HT), известной как фокальный (очаговый) тиреоидит Хашимото (focal Hashimoto’s thyroiditis – FHT), который может иметь ультразвуковую картину, как одиночных, так и множественных узлов. Однако, сонографические особенности FHT чрезвычайно различны. Это приводит к трудностям в дифференциации FHT от других узлов щитовидной железы, особенно злокачественных новообразований. Тем не менее усилия по распознаванию специфических особенностей доброкачественных узлов (включая FHT) в ультразвуковой диагностике были достигнуты в нескольких исследованиях. Цель нашего исследования состояла в ретроспективной оценке специфических характеристик цветной допплерографии, прогнозирующих очаговый тиреоидит Хашимото.

Материалы и методы

2.1. Пациенты

В исследование были включены 521 пациент с 561 узлом щитовидной железы, которым выполнена операция или биопсия в период с декабря 2006 года по апрель 2011 года. У пациентов, у которых было более одного узла, в исследование были включены только узлы с гистологическим диагнозом. Критерий для решения проведения операции основывался на: подозрении при ультразвуковом исследовании (УЗИ) на злокачественный процесс (микрокальцификация, форма более высокая, чем широкая, выраженная гипоэхогенность); наличии симптомов повышенного давления; предпочтениях пациента или патологических результатах биопсии (злокачественный процесс, подозрительные результаты, включающие: фолликулярное поражение, нетипичные и неадекватные данные, а также недифференцируемые). Эти узлы были разделены на три группы:

– Сто четыре узла у 101 пациента были FHT. Пять пациентов были мужчины и 96 женщин. Средний возраст пациентов составил 41,3 года (диапазон: 22-68 лет). 30 пациентов подверглись биопсии и 71 – хирургическому вмешательству (по ретроспективным данным). Когда компоненты FHT и узловая гиперплазия при гистологическом анализе присутствовали в отдельном узле, этот узел отправлялся в группу FHT. Средний максимальный диаметр узлов составлял 15,5 ± 7,39 мм.

– Семьдесят три узла у 70 пациентов были доброкачественными поражениями, отличными от FHT, включая 49 узловых гиперплазий, 19 аденоматозных гиперплазий и 5 фолликулярных аденом. Двадцать пять пациентов были мужчинами, а 48 женщин. Средний возраст пациентов составил 48,6 года (диапазон: 20-76 лет). Средний максимальный диаметр узлов составлял 19,3 ± 12,73 мм. Все пациенты были подвергнуты операции с или без предшествующей биопсией.

– 350 узлов у 350 пациентов были злокачественными новообразованиями, включая папиллярную карциному щитовидной железы (321, 89,7%), фолликулярную карциному щитовидной железы (9,5%), фолликулярный вариант папиллярной карциномы щитовидной железы (4,1%), медуллярную карциному щитовидной железы (6, 1,7%), лимфому (3,8%), слабодифференцированную карциному (3,8%) и метастатическую карциному щитовидной железы (12,4%). Шестьдесят один пациент был мужского пола и 297 женского. Средний возраст составил 50,2 года (диапазон: 19-81 год). Средний максимальный диаметр узлов составлял 12,9 ± 11,15 мм. Все пациенты получили хирургическое лечение.

2.2. Ультразвуковое обследование

Ультразвуковое исследование щитовидной железы проводилось с помощью различных аппаратов, включая iU22 и HDI 5000 (Philips, Medical, Systems, Bothell, WA, США), Antares (Siemens, AG, Мюнхен, Германия) и Aloka Prosound SSD- 5000 (Aloka, Tokyo, Япония) с датчиками малых размеров с линейной матрицей. Ультразвуковое обследование проводилось семью радиологами с более чем 10-летним опытом работы в УЗИ щитовидной железы. Биопсию проводили два радиолога (W.Q.R. и J.W.J). Интервал времени составлял менее 2 месяцев с момента ультразвукового обследования и операцией на щитовидной железе. Были использованы стандартные настройки оборудования, предназначенные для щитовидной железы. Допплеровское усиление было установлено на уровне, на котором фоновые ткани щитовидной железы не проявляли никакого шума.

2.3. Интерпретация изображений

Все сонографические изображения были ретроспективно рассмотрены на консенсусе двумя из семи радиологов из исследовательской группы (X.S.F. и H.B.Z.), которые не имели данных патогистологических результатов. У пациентов с множественными узловыми образованиями щитовидной железы были включены только узел (узлы) с патогистологическими результатами после биопсии или хирургического лечения.

Фоновая паренхима щитовидной железы оценивалась субъективно, чтобы определить, присутствует ли диффузный тиреоидит Хашимото (diffuse Hashimoto’s thyroiditis – DHT). Типичный внешний вид DHT в ультразвуковом варианте включал снижение эхогенности, гетерогенность, гиперваскулярность, присутствие микроузелков и эхогенных перегородок.

На цветных допплеровских сонограммах типы сосудистых рисунков узловых образований щитовидной железы определялись следующим образом (рис.1):

– Тип I: гиповаскулярность, определяемая как отсутствие или меньший поток по сравнению с окружающей паренхимой щитовидной железы.

– Тип II: выраженный внутренний поток, определяемый как больший поток по сравнению с окружающей паренхимой щитовидной железы с преимущественным центральным распределением.

– Тип III: выраженный периферический поток, определяемый как больший поток по сравнению с окружающей паренхимой щитовидной железы с преимущественным периферическим распределением.

– Тип IV: очаговый «пожар», определяемый как цветной допплеровский поток, охватывающий весь узел, в то же время уменьшение, или вообще отсутствие потока в окружающей паренхиме щитовидной железы.

001

Рис. 1. Классификация типов цветового потока, встречающихся в узлах щитовидной железы. (A) Тип I: 26-летняя женщина с FHT. Поперечное цветное допплеровское сканирование показало гиповаскулярность в узле по сравнению с соседней паренхимой щитовидной железы. (B) Тип II: 39-летняя женщина с FHT. Продольное цветное допплеровское сканирование показало заметный внутренний поток в пределах одиночного гипоэхогенного узла (стрелки), подозрительного на злокачественную опухоль до операции. (C) Тип III: 71-летняя женщина с FHT. Продольное цветное допплеровское сканирование показало заметный периферический поток внутри твердого гипоэхогенного узла, подозрительного на злокачественную опухоль до операции. (D) Тип IV: 55-летняя женщина из FHT. (D1) Продольное сканирование в оттенках серого показало небольшой гипоэхогенный узел размером 4,0 × 3,8 мм (курсоры). (D2). Цветное допплерографическое сканирование этого узла показало цветной допплеровский поток, включающий весь узел, в то же время малое или полное отсутствие потока в окружающей паренхиме.

2.4. Патогистологическая оценка

Обычная цитоспиральная фиксация замороженных интраоперационных срезов была выполнена у пациентов, которым радиологи дали ответ: «злокачественный процесс не может быть исключен». Для каждого из резецированных и биопсированных узлов были использованы обработанные формалином и парафином участки ткани размером 4 мкм для окрашивания гематоксилином и эозином для гистологической диагностики. Гистологические диагностические критерии FHT соответствовали таковым в исследовании Mizukami et al. Все гистологические срезы FHT узлов были просмотрены одним патологом (G.L.M.). Кроме того, было проведено иммуногистохимическое окрашивание CD31 для двух из 8 улов с сосудистой системой типа IV (фокальный тиреоидный «пожар»).

2.5. Анализ данных

Статистический анализ выполнялся с использованием программного пакета SPSS 12.0 (SPSS, Чикаго, Иллинойс). Были проведены Xi2 тесты для того, чтобы определить, являются ли различия типов васкуляризации среди трех групп (FHT, другие доброкачественные процессы и злокачественные узлы) статистически значимыми. Для дальнейшей оценки значимости каждого типа васкуляризации между любыми двумя группами применялось скорректированное значение Р. Таким образом, P <0,0167 (= 0,05 / 3) считалось статистически значимым.

Результаты

 

3.1. Ультразвуковая картина в оттенках серого в трех группах узлов щитовидной железы.

В группе FHT 57.7% (60/104) узлов определялось в пределах нормального ультразвукового фона, в то время как 42.3% (44/104) узлов имели ультразвуковой фон DHT. Семьдесят пять (72%) узлов оказались гипоэхогенными, что было признаком, указывающим на злокачественный процесс, согласно ранее опубликованным руководствам по лечению узловых образований щитовидной железы, из них шестьдесят восемь (65,4%) были одиночными. Девятнадцать узлов были изоэхогенными, а 10 – гиперэхогенными. Из всех FHT узлов, ни у одного не было микрокальцификации, тогда как у 25% (26/104) были признаки макрокальцификации. В этой группе также отсутствовали узлы с более высокой, чем широкой формой.

В группе доброкачественных новообразований, отличной от FHT, гипоэхогенность, изохогенность и гиперэхогенность присутствовали в 39 (53,4%), 21 (28,8%) и 13 (17,8%) узлах, соответственно. Пятнадцать (20%) узлов имели макрокальцификацию. Ни у одного не было микрокальцификации. Два узла оказались более высокими, чем широкими по форме.

Из 358 злокачественных новообразований, 303 узла (84,6%) были гопоэхогенными, 50 (14,0%) узлов были изоэхогенными, и только 5 (1,4%) узлов были гиперэхогенными. В общей сложности 168 (49%) узлов имели микрокальцификацию, а 24 узла (6,7%) показали признаки макрокальцификации. И 28 узлов (7,8%) имели более высокую, чем широкую форму.

3.2. Ультразвуковая допплерографическая картина в трех группах узлов щитовидной железы.

Распределение типов васкуляризации в трех группах узлов щитовидной железы было суммировано в таблице 1.

Таблица 1. Распределение типов васкуляризации в разных группах узловых образований щитовидной железы.

nf, erh

 

Мы обнаружили, что I тип васкуляризации (гиповаскулярность) чаще встречался в группе FHT, чем в других группах (P <0,001). Принимая во внимание тот факт, что FHT узлы имели редко II тип васкуляризации (выраженный внутренний поток), чем другие доброкачественные и злокачественные узлы (P = 0,012 и P <0,001, соответственно). Три группы показали одинаковые проценты III типа васкуляризации (выраженный периферический поток).

Кроме того, 8 FHT узлов показали специфическую картину чрезвычайной гиперваскуляризации, выходящую за контуры узла, названную «фокальный тиреоидный пожар» (тип IV). В отличие от этого, соседняя паренхима щитовидной железы вокруг этих узлов обычно имела относительно нормальную сосудистую структуру на цветных допплерограммах (рис. 2-4). Что еще более важно, этот конкретный тип сосудистого поражения никогда не обнаруживался в других доброкачественных и злокачественных узлах. Используя признак «фокальный пожар» как показатель FHT, диагностическая чувствительность и специфичность в этом исследовании были 7,7% и 100%, соответственно. Семь из них были выявлены на фоне нормальной паренхимы щитовидной железы (рис. 2 и 3), и только один имел фон DHT (рис.4).

002

Рис. 2. 59-летний мужчина с эутиреоидным FHT. (A) Продольное сканирование в оттенках серого показало мягкий гипоэхогенный узел с четко выраженным краем и задним акустическим усилением. (В) Цветное допплерографическое сканирование этого узла показало, что узел имеет обширный поток (фокальный пожар). (C) Гистологический срез из хирургического образца показал локальные лимфоцитарные агрегации, сопровождающиеся зародышевыми центрами, на относительно нормальном фоне (HE, 40 ×). (D) Иммуногистохимическое окрашивание CD31 показало повышенную плотность кровеносных сосудов в пределах этого поражения (100 ×).

003

Рис. 3. 26-летняя женщина с эутиреоидным FHT. (A) Продольное сканирование в оттенках серого показало выраженный гипоэхогенный узел с четко выраженной разницей с сонографически нормальным фоном паренхимы щитовидной железы. (В) Цветное допплерографическое сканирование этого узла показало, что узел имеет обширный поток (фокальный пожар). (C) Гистологический срез из хирургического образца показал локальные лимфоцитарные агрегации, сопровождающиеся хорошо развитыми зародышевыми центрами на относительно нормальном фоне (HE, 400 ×).

004

Рис. 4. 45-летняя эутиреоидная женщина с FHT. (A) Продольное сканирование в оттенках серого показало резко гипоэхогенный узел с четко выраженным краем на сонографическом фоне DHT. (В) Цветное допплерографическое сканирование этого узла показало, что узел имеет обширный поток (фокальный пожар). Прилежащая паренхима была умеренно гиперваскулярной. (C) На гистологическом срезе при биопсии выявлено массивные локальные лимфоцитарные агрегации и атрофические фолликулы (HE, 100 ×).

Все эти 8 узлов были одиночными, плотными и гипоэхогенными с хорошо выраженными краями. Кроме того, эти 8 узлов составляли 7,7% от всех 104 FHT и 11,7% от 68 FHT, которые имели солитарную гипоэхогенность. Один узел был умеренно гипоэхогенным, а 7 – гипоэхогенным. Шесть из этих 8 узлов имели небольшое дистальное акустическое усиление, в то время как у 2 не было очевидных изменений задней эхогенности. Максимальные диаметры 8 узлов были: <1 см в 2, 1-2 см в 5 и> 2 см (2,4 см) в 1 случае. Кроме того, в качестве интересного вывода мы отметили, что один из 8 типов IV FHT узлов претерпел резкое преобразование от легкой гипоэхогенности и выраженного периферического потока, к выраженной гипоэхогенности и фокальному «пожару» во время 4-месячного наблюдения (Рис.5).

005

Рис. 5. 33-летняя эутиреоидная женщина с FHT. (A) Продольное сканирование в оттенках серого показало мягкий гипоэхогенный узел с четко выраженным краем на сонографически нормальном фоне паренхимы щитовидной железы. (B) Цветное допплеровское сканирование этого узла показало преимущественно периферический поток (тип III), что наводит на мысль о наличии аденоматозной гиперплазии во время обследования. (C) Четыре месяца спустя, тот же узел стал выраженно гипоэхогенным с задним акустическим усилением при сканировании в оттенках серого. (D) Между тем, появление «фокального пожара» наблюдалось на цветных допплеровских сонограммах, что расценивалось во время второго обследования, как подозрение на развитие злокачественного новообразования. (E) После операции при патогистологическом исследовании было подтверждено, что узел является FHT (HE, 100 ×).

Во время ультразвукового исследования все эти 8 пациентов были эутиреоидными. Только у одного пациента был обнаружен повышенный уровень антител к щитовидной железе.

Обсуждение

Фокальный тиреоидит Хашимото (FHT), также известный как фокальный лимфоцитарный тиреоидит или узелковый тиреоидит Хашимото, является распространенным поражением щитовидной железы среди взрослого женского населения. В патогистологическом исследовании по данным 146 аутопсий клинически эутиреоидных взрослых женщин, распространенность FHT была до 22% и возрастала с возрастом. В целом, приемлемым объяснением патогенеза FHT является то, что он должен быть аутоиммунным по происхождению, а также является начальной или ранней стадией и очаговой формой DHT.

В прошлом, поражения FHT чаще обнаруживались при вскрытии, поскольку большинство вовлеченных в процесс пациентов были эутиреоидными и клинически бессимптомными. Однако, в последние 20 лет эта ситуация была изменена в связи с широким распространением ультразвуковой диагностики с высоким разрешением. До 50-67% населения в целом, могут иметь одиночные или множественные узлы щитовидной железы при ультразвуковой диагностике. Из них злокачественные новообразования занимают совсем небольшую долю, а наиболее распространены – доброкачественные узлы, включая FHT. В дальнейшем, некоторые исследования были посвящены картине FHT на ультрасонограммах. К сожалению, все они пришли к разочаровывающему выводу о том, что результаты сонографии FHT поражений были крайне вариабельными, и при этом не было выявлено никакой специфической особенности.

Как правило, в настоящем исследовании, мы получали аналогичные результаты. При исследовании в серой шкале гипоэхогенные узлы определяются у 84,6% (303/358) при злокачественных новообразованиях, у 72% (75/104) при FHT и у 54% (39/53) при доброкачественном процессе, отличном от FHT, соответственно. Большинство узлов FHT в этом исследовании были гипоэхогенными, что было подозрительным признаком злокачественности в соответствии с предыдущими исследованиями и руководствами ассоциаций. Langer et al. сообщили, что большинство узлов FHT проявляются как гиперэхогенные структуры, основываясь на том факте, что 86% (18/21) всех узлов, включенных в их исследование, определялись на фоне ультразвуковой картины DHT. Когда узел определяется на фоне ультразвуковой картины DHT, он имеет тенденцию проявляться с более высокой эхогенностью, по сравнению с гипоэхогенной паренхимой щитовидной железы. В отличие от вышеуказанного, в настоящем исследовании 58% (60/104) всех FHT узлов определялись на нормальном ультразвуковом фоне паренхимы щитовидной железы. При этом, можно предположить, что поражение FHT проявляется гипоэхогенным из-за фокальной лимфоцитарной инфильтрации. Мы подчеркиваем, что в нашем исследовании очень низкий процент 9,6% (10/104) гиперэхогенных узлов FHT не является репрезентативным для общей популяции из-за смещения в отборе пациентов, в основном, в направлении хирургического лечения. Те узлы, которые имели склонность к гиперэхогенному строению и находились на динамическом наблюдении, не включены в настоящее исследование.

Использование допплерографии для описания злокачественных узлов щитовидной железы вызвало много споров. В некоторых сообщениях говорится, что выраженный внутриузловой кровоток наводит на мысль о злокачественности, и это является полезным для дифференциальной диагностики. В то время как другие считают, что ультразвуковая допплерография не является полезным методом для дифференцирования злокачественных образований от доброкачественных. Однако, большинство исследований не изучали отдельно подгруппы доброкачественных узлов. Были ли включены FHT в группу доброкачественных узлов, и какова доля FHT, если они были включены в исследование: все это не было упомянуто в вышеуказанных исследованиях.

До настоящего времени проведено только два анализа исследования васкуляризации FHT с помощью цветной или энергетической допплерографии. Аналогичный вывод был сделан в двух вышеприведенных исследованиях, в которых васкуляризация FHT была крайне различной, и не было выявлено «типичной» ультразвуковой особенности для распознавания FHT.

Тем не менее в настоящем исследовании при ультразвуковой цветной допплерографии FHT были обнаружены некоторые интересные результаты. Известный термин «тиреоидный пожар (thyroid inferno)», впервые названный Ralls et al., первоначально описывал специфический признак при ультразвуковой цветной допплерографии активной формы базедовой болезни, а затем также наблюдался при нелеченом DHT. При исследовании иммуногистохимического ангиогенеза этот вывод был связан с повышенной микрососудистой плотностью, наблюдаемой в щитовидной железе с базедовой болезнью и DHT. Интересно, что в настоящем исследовании у 8 узлов FHT был обнаружен очаговый вариант «тиреоидного пожара» (рис. 2-4). Кроме того, этот конкретный тип сосудистого поражения никогда не обнаруживался в других доброкачественных и злокачественных узлах. Среди 68 одиночных гипоэхогенных узлов FHT, этот цветной поток имел диагностическое значение с чувствительностью 11,7% и 100% специфичностью. Насколько нам известно, об этом не сообщалось в предыдущих исследованиях.

До сих пор неясно, почему «фокальный тиреоидный пожар» при ультразвуковой цветной допплерографии появляется только в некоторых участках FHT поражений, и не появился в других. Фактически, не у всех пациентов с DHT при допплерографии наблюдается диффузная гиперваскулярность, так называемый «тиреоидный пожар». Это можно объяснить тем, что инфильтрация лимфоцитов, достигая определенного уровня, может привести к активации ангиогенеза щитовидной железы у пациентов с DHT. Обратите внимание, что все 8 узлов с «фокальным тиреоидным пожаром» были одиночными, плотными и гипоэхогенными. Таким образом, мы полагаем, что фокальная лимфоцитарная инфильтрация может быть положительным фактором, который способствует гиперактивному ангиогенезу в локальной зоне щитовидной железы, что в конечном итоге приводит к появлению «фокального тиреоидного пожара». В подтверждение этого предположения мы обнаружили, что один узел FHT в нашем исследовании претерпел стремительное преобразование от легкой гипоэхогенности и III типа васкуляризации (выраженный периферический поток) до выраженной гипоэхогенности и IV типа васкуляризации (фокальный пожар) в течение 4-месячного наблюдения (Рис.5). Такие изменения уменьшения эхогенности и повышение васкуляризации узлов могут быть результатом увеличения лимфоцитарной инфильтрации в течение времени. Солитарное гипоэхогенное FHT поражение на фоне нормальной паренхимы щитовидной железы, возможно, представляет собой начальную или раннюю стадию DHT. При некоторых условиях такое фокальное поражение может развиться в DHT и может иметь потенциальную возможность развития гипотиреоза. Таким образом, вероятность того, что тип потока «фокальный пожар» может стать типом «диффузного пожара» через день, по данным допплерографии, не может быть исключена, хотя все еще не подтверждена долгосрочными исследованиями.

В дополнение к этому характерному типу гиперваскулярности для FHT, еще одним впечатляющим явлением является то, что FHT с большей вероятностью был гиповаскулярным (46%), чем при других доброкачественных (20%) и злокачественных (19%) узлах. Мы отметили тот факт, что гиповаскулярный тип чаще встречается у FHT узлов с ультразвуковым фоном DHT, чем у людей с фоном нормальной паренхимы щитовидной железы. При таком состоянии, поражение более склонно иметь гиповаскулярный характер по сравнению с гиперваскулярной паренхимой DHT. В настоящем исследовании аналогичное процентное соотношение в узлах с выраженным внутренним потоком зарегистрировано в двух группах злокачественных (53%) и доброкачественных новообразований, отличных от FHT (45%). Когда FHT отделены от других доброкачественных узлов, последние не имеют статистической разницы по сравнению со злокачественными образованиями в распределении типов цветного потока. Поэтому такой же вывод, что допплерография не эффективна для дифференциальной диагностики злокачественных от доброкачественных новообразований, был получен как в нашем, так и в других исследованиях. Конечно, следует отметить один факт, что эти результаты, представленные в нашем исследовании, не будут распространяться на всю популяцию, потому что есть смещение отбора включенных в анализ узлов в сторону тех, которые подверглись хирургическому вмешательству или биопсии.

Необходимо устранить ряд ограничений. Во-первых, как уже упоминалось выше, настоящее исследование в основном базировалось на популяции после хирургического лечения, поэтому смещение выбора пациентов может повлиять на результаты, особенно в группах FHT и других доброкачественных узлов. Кроме того, это было ретроспективно разработанное исследование. Хотя цифровые копии ультразвуковых изображений были ретроспективно пересмотрены двумя специалистами-радиологами, различия между ними не исключены. Более того, возможная неравномерность в различных устройствах для отображения кровотока могла недооценить долю поражений с типом «фокального щитовидного пожара». Наконец, у этих восьми пациентов с эксклюзивным цветовым типом FHT по-прежнему не получены долгосрочные последующие данные, включая ультразвуковые проявления, сывороточные показатели функции щитовидной железы и антитела к щитовидной железе.

Выводы

В заключение, тип сосудистого поражения «фокальный тиреоидный пожар» был в 100% специфичен для FHT в этом исследовании. Распознавание этой особенности поможет избежать ненужных интервенционных процедур для некоторых твердых гипоэхогенных, подозрительных на злокачественную опухоль, узловых образований щитовидной железы.

Заказать товар

Я принимаю условия политики конфиденциальности

Уточнить цену

Я принимаю условия политики конфиденциальности
Спасибо за заказ! Наш менеджер ответит на Ваш запрос в ближайшее время.
Спасибо! Наш менеджер ответит на Ваш запрос в ближайшее время.
Спасибо! Тема новостей для подписки была изменена.
сообщение! Выберите тему новостей.
сообщение! Неверный email или код.

Спасибо за подписку!

Еженедельно мы будем делится с Вами актуальными новостями, медицинскими исследованиями, советами экспертов и анонсами событий.
Спасибо за ваш комментарий! Ваш комментарий очень важен для нас

Подписывайтесь на нашу расслылку!
Узнавайте о главном первыми👆

Мы делимся актуальными новостями, научными исследованиями и специальными предложениями.

Я принимаю условия политики конфиденциальности
В начало сайта